2014/3(17)

Содержание

Языки культуры

Ненарокова М.Р.

Кулагина О.А.

Культурное наследие России

Дудочкин Б.Н.

Историческая культурология

Зайцева А.А.

Московская Д.С.

Святославский А.В.

Гуманитарные исследования

Лекус Е.Ю.

Рябиков В.В.

Черносвитов П.Ю.

Музееведение и охрана наследия

Акимова М. С.

Загорулько А.В.

Рецензии

Сесёлкин А.И.

Ивинский А.Д.

Научная жизнь

Барышев И.Б.

Гусев С.В.

Шапинская Е.Н.

 
УДК 94(47).083(908)
Зайцева А.А.
Мещанское общество города Богородска Московской губернии конца XIX – начала XX вв. как сословная корпоративная организация
Аннотация. В статье рассматривается деятельность мещанства как городской сословной корпорации в контексте авторитарно-патриархальной традиции российского общества и ее размывания в конце XIX – начале XX вв.

Ключевые слова: Россия, история, общество, сословия, мещанство, городская среда.


Важнейшим социокультурным процессом конца ХIХ – начала ХХ вв. в России была эволюция социальной структуры городского общества. Её специфика заключалась в том, что традиционную основу этой структуры составляло сословное деление общества.

Само понятие «сословие» носит как правовой, юридический характер, так и социальный. Исследователи выделяют следующие признаки сословия: законодательное закрепление сословных прав и обязанностей; передача их по наследству; наличие сословных корпоративных организаций, осуществлявших самоуправление; обладание сословным самосознанием, менталитетом, внешними признаками сословной принадлежности [1]. Сословная принадлежность человека была главной характеристикой его социального статуса, определяя круг его обязанностей и прав, взаимоотношения в социальной среде и вне ее, экономические возможности и ориентиры поведения [2].

Известный дореволюционный правовед Н.М.Коркунов полагал, что само слово «сословие» появляется только в ХVIII веке первоначально для обозначения коллегии, корпорации и позднее переносится на корпоративно-организованные сословия [3]. Присяжный поверенный М.И.Мыш говорил о сословных общественных союзах, обусловленных «одинаковостью занятий их членов, <…> одинаковостью прав и общностью повинностей, которые члены эти несут в пользу государства». Главная суть этих союзов, по его мнению, заключалась в функциях, «отправление которых возложено на них законом по отношению к собственным членам и государству» [4].

Мещанское сословие, законодательно оформленное во второй половине ХVIII века реформами Екатерины II, занимало видное место в сословной структуре российского общества. Свое основное развитие мещанство получило в ХIХ веке как самое многочисленное городское податное сословие с характерными для него видами хозяйственной деятельности, мировоззрением и укладом жизни.

Отметим основные черты правового положения мещанства, чтобы определить то юридическое поле, в рамках которого оно могло действовать. Как податное сословие, мещанство платило подушную подать, замененную в 1863 г. налогом с недвижимых имуществ, выплачивало земские повинности и общественные сборы, несло рекрутскую повинность (до 1874 г.), подвергалось телесным наказаниям (до 1904 г.), подлежало ограничениям при поступлении в учебные заведения и на государственную службу (до 1906 г.). Мещане обязаны были приписаться к мещанским обществам – с их согласия и с предоставлением увольнительного приговора от прежнего общества. При отлучках из города мещане обязаны были получить паспорт с места приписки, который выдавался на определенный срок и только при отсутствии долгов. Лишь в 1906 г. мещане получили свободу избрания постоянного места жительства не только в городе приписки, но и в местах, где они имели оседлость по своим занятия или промыслам. Права мещан были наследственные и пожизненные.

Мещане имели право заниматься промыслами, ремеслом, сельским хозяйством, мелкой торговлей, иметь недвижимость, в том числе быть владельцем мелких торговых и небольших промышленных заведений с незначительным количеством рабочих или с семейным характером труда, работать по найму на фабриках.

В местах своего жительства мещанство организовывало мещанские общества. Право корпоративного объединения и сословного самоуправления мещане получили еще по Жалованной грамоте городам 1785 г., но тогда они организационно входили в градское общество и не имели статуса юридического лица. Городовое положение 1870 г. изъяло из ведения городского общественного управления дела отдельных сословий и передало их в соответствующие сословные органы, которые стали юридически самостоятельными, но при этом сохранялся правительственный надзор в лице губернаторов, губернских правлений, казенной палаты.

Эта мещанская корпоративная организация имела своей предшественницей посадскую общину и унаследовала от нее функции налоговые, наблюдения за исполнением рекрутской повинности, выбора должностных лиц, вынесения общественных приговоров [5]. В пореформенное время основные функции мещанского общества заключались в фискальных сборах, обеспечении паспортного режима, дисциплинарной власти, приеме новых членов и перечислении мещан в другие общества и города, организации выборов в органы местного сословного и городского общественного управлений, социальном призрении. Центральным органом мещанского общества являлось мещанское собрание, которое определяло повседневную жизнь мещан. Мещанское общество и мещанское собрание были той инстанцией, с которой в первую очередь взаимодействовал мещанин в своей реальной жизни. Мещанское собрание избирало для управления обществом мещанского старосту с помощниками, а также могло учреждать, с утверждения губернатора, мещанские управы. В обязанности старост и управ входило попечение о сословных делах мещанского общества, выдача видов на жительство, раскладка сборов и повинностей, другие общественные и хозяйственные дела. Собрание созывалось из наличного состава мещан – владельцев недвижимости. Решения собрания оформлялись письменно в общественные приговоры, которые подписывались всеми участниками собрания, свидетельствовались старостой и записывались в книгу.

Правовой статус мещанского сословия определял его положение непривилегированного сословия, составлявшего низший разряд городского населения. Развитие капитализма в пореформенный период способствовало медленному размыванию сословий и стиранию различий между ними. Социальный статус мещанского сословия постепенно уравнивался с неподатными сословиями, а мещанское общество вовлекалось в общий процесс складывания новой социально-классовой структуры буржуазного общества. Но разрушение сословности не было прямолинейным и сословное начало продолжало удерживать свои позиции. Социальная практика мещанского общества города Богородска Московской губернии ярко иллюстрирует противоречивость и разнообразие этого неоднозначного процесса.

В конце ХIХ в. Богородск представлял собой центр крупнейшего фабрично-промышленного района Московской губернии. Мещанство было вторым по численности, после крестьянства, городским сословием. Основными хозяйственно-экономическими занятиями богородских мещан были земледелие, садоводство, огородничество, ткацкий промысел, внутригородская торговля, ремесленничество, содержание небольших кустарно-ремесленных и торговых заведений, работа по найму и в личном услужении.

Деятельность мещанского общества Богородска находила свое выражение в самых разнообразных проявлениях.

Что понималось под термином «общество» в законодательстве? Четкого ответа на этот вопрос нет. В Своде законов издания 1899 г. говорится лишь о том, что по сословным делам мещане образуют особые общества [6]. В законодательстве о мещанах фигурирует термин «среда». В частности, он присутствует в решениях Сената и циркулярах Министерства внутренних дел, касающихся приема в мещанское общество лиц, «опороченных по суду». Дело в том, что мещанское общество, обладая, как уже было сказано, дисциплинарной властью над своими членами, могло отказать в приеме в «свою среду» лицам, изобличенным в порочном и развратном поведении [7], что влекло за собой ссылку в Сибирь. Мещанскому традиционному сознанию вообще было очень близко понятие «среды» как особой формы, характеризующейся внутрисословной консолидацией и корпоративностью. Ряд подобных общественных приговоров был вынесен, например, в 1880-е гг. мещанским собранием Богородска в отношении мещан, неоднократно судимых за кражи [8]. Мещанское общество выполняло функцию цензуры нравов и поведения членов своего общества.

Общественный приговор – письменное решение мещанского собрания, носящее публично-правовой характер. Он содержал информацию, исходящую непосредственно из мещанского общества. Например, мещанское собрание Богородска в 1878 – 1886 гг. обсуждало такие вопросы, как прием и увольнение из общества, состояние мещанского продовольственного капитала, раскладка сборов и повинностей, определение денежных пособий больным и нетрудоспособным мещанам, участие в благотворительных делах и др. [9]

Подобные примеры свидетельствуют о том, что различные функции мещанских обществ – фискальная, хозяйственная, учетно-контрольная, социальная предполагали корпоративное начало как необходимое условие жизнедеятельности мещанских обществ. В основе этой деятельности лежала глубокая авторитарно-патриархальная традиция – организация социальной и экономической жизни мещан на принципах взаимопомощи, кооперации и коллективизма. Ярким подтверждением этому служит тот факт, что круговая порука, на которой основывалось взимание с мещанских обществ лечебных недоимок, была отменена фактически только в 1911 г.

Пореформенное время открыло широкий простор частной инициативе и предприимчивости, что способствовало появлению в богородском обществе отдельных культурных начинаний, отстаивавших свободу деятельности на индивидуальном уровне, разрушавших в конечном итоге сословные начала и выходящих за пределы традиционности. Отдельные представители мещанского сословия становились активными участниками общественно-культурной жизни города. Так, мещанин Гранильщиков представил городским властям в 1906 г. «проект наименований улиц, переулков, проездов и площадей» [10] .

Интересным начинанием, свидетельствовавшим о распространении в городском быту рационального взгляда на здоровый образ жизни, было решение богородского мещанина И. А. Александровского открыть в 1897 г. в доме почетной гражданки А.В.Прореховой химическую лабораторию для изготовления косметических изделий, помады, туалетного мыла и духов [11].

Тем не менее, сословные принципы продолжали удерживать свои позиции. Это особенно проявилось во время Первой мировой войны, которая обострила до крайности проблемы богородского мещанства и подтолкнула их к более решительным действиям по улучшению своего экономического и общественного положения.

В апреле 1915 г. общим собранием мещан Богородска была созвана комиссия для обсуждения и разработки вопросов, касающихся улучшения экономического быта мещан. Перед городскими властями были поставлены вопросы об использовании процентов с продовольственного капитала для пособий семьям нуждающихся мещан, об уступке в распоряжение мещанского общества участка земли для различных нужд. Помимо этого, мещанское общество хотело получить у города льготы по выкупу и аренде земли, а также приобрести в собственность мещан недвижимость – землю и дома [12].

Факт созыва комиссии свидетельствует об определенной консолидации [13] мещанского сословия в обстановке трудностей военного времени, дороговизны продуктов и предметов первой необходимости. Общество брало на себя функцию обеспечения насущных потребностей своих членов.

Сословность была определяющим фактором жизнедеятельности мещанского общества, выступая не только как формально-юридическое понятие, но и как общность материальной и духовной жизни. Сословность мещанства в данном случае понимается как форма хозяйственной и общественной жизни, в определенной степени замкнутая и обусловленная в конечном итоге административно-фискальной политикой правительства. Исследователи справедливо подчеркивают, что длительное существование сословий способствовало превращению их в особые социальные образования, различающиеся широким кругом параметров [14]. Значительную роль в этом процессе играла деятельность мещанской сословной корпоративной организации.

Фунционирование мещанского сообщества обеспечивал принцип взаимодействия его членов друг с другом и наличие прямой зависимости от органов его управления. Корпоративизм, коллективные начала и взаимоподдержка были активно востребованы в мещанской среде, которая в свою очередь порождала соответствующую культуру взаимоотношений. Каждый мещанин был связан определенными отношениями с другими мещанами не только как член общества, но и как член коллектива, главной обязанностью которого была выполнение государственных повинностей и выплата общественных сборов. Это проявлялось на хозяйственно-экономическом уровне и на уровне индивидуальных семейных взаимодействий. Строгий корпоративный контроль мещанского общества над отдельными его членами приучал человека постоянно ощущать себя частью определенного социального коллектива. Вообще корпоративность, как принцип социальной организации, является характерной чертой традиционного общества. Корпоративность как категория сознания предполагала признание человеком права контролировать его со стороны корпорации, поскольку именно в этом контроле он усматривал важное условие своей жизнедеятельности [15]. Сословность была удобной формой для правительства в проведении административной политики, но, в то же время, она была привычной и для самого сословия, ограничивая активность мещанина, находящегося под защитой общества.

Вся повседневная практика жизнедеятельности мещанского общества и его сословной корпоративной организации свидетельствовали о признании мещанами своего строго определенного места в сословной иерархии, обусловленного не только формальным статусом, но и самим бытием мещанина. Процесс поступательного развития социальной среды происходила на фоне сохранения сословных традиционных отношений и начал.


ПРИМЕЧАНИЯ.

[1] Миронов Б.Н. Социальная история России периода империи (ХVIII – начало ХХ в.). Т. 1. – СПб.: Дмитрий Буланин, 2003. – С. 76.; Иванова Н.А., Желтова В.П. Сословное общество Российской империи (ХVIII – начало ХХ в.). – М.: Новый хронограф, 2009. – С.12.

[2] Захарова В.В. Мещанское сословие пореформенной России. Автореферат дис. …канд. ист. наук. – М., 1998. – С.9.

[3] Коркунов Н.М. Русское государственное право. Т.1. – СПб., 1914. – С.274, 279.

[4] Мыш. М.И. О мещанских и ремесленных управлениях. Сборник узаконений, правительственных и судебных разъяснений. – СПб., 1896. – С. III, IV.

[5] Иванова Н.А., Желтова. В.П. Сословное общество Российской империи... С.467.

[6] Свод законов Российской империи. Т.IХ. Законы о состояниях. Ст. 583.

[7] О мещанских и ремесленных управлениях : Сб. узаконений, правительственных и судебных разъяснений / Сост. М.И.Мыш. – СПб., 1896. – С. 288, 295, 298.

[8] Центральный исторический архив Москвы ( далее – ЦИАМ). Ф. 692. Оп. 3. Д. 746. Л. 1 – 1 об., 2, 3 об., 5 об.– 6; Д. 452. Л. 3– 3 об.

[9] ЦИАМ. Ф. 692. Оп. 3. Д.746. Л.1, 1 об., 2, 2 об., 3 об.; Д. 570. Л. 1 об.,2, 3 об.,4, 5, 6; Ф. 695. Оп. 1. Д. 13. Л. 1 – 1 об., 2 об., 4, 6 об., 7, 15.

[10] ЦИАМ. Ф. 1113. Оп. 1. Д. 656. Л. 1 – 1 об., 2 – 2 об., 3 об. – 4, 5, 6, 7, 8, 9.

[11] ЦИАМ. Ф. 1113. Оп. 1. Д. 191. Л. 1, 2, 3. 4.

[12] ЦИАМ. Ф. 1113. Оп. 1. Д. 1238. Л. 1, 2, 4.

[13] Подробнее см.: Зайцева А.А. Богородское мещанство и Всероссийские съезды мещанских обществ 1917 года: в поисках социальной адаптации // Исторический журнал: научные исследования. – 2011. – № 4. – С. 69-79.

[14] Иванова Н.А., Желтова В.П. Сословно-классовая структура России в конце ХIХ – начале ХХ века. – М.: Наука, 2004. – С. 270; Иванова Н.А., Желтова В.П. Сословное общество Российской империи... С.13.

[15] Лямин С.К. Корпоративность как традиционная черта социальной организации и менталитета средних слоев пореформенной России ( по материалам Тамбова ) // Социальная история российской провинции в контексте модернизации аграрного общества в ХVIII – ХХ вв. : Материалы междунар. конф. – Тамбов, 2002. – С. 347, 349.

© Зайцева А.А., 2014

Статья поступила в редакцию 07.06.2014

Зайцева Анна Александровна,
кандидат исторических наук,
ведущий научный сотрудник
Российского научно-исследовательского института
культурного и природного наследия им. Д.С.Лихачева (Москва),
e-mail: a-zaitseva@mail.ru

 

Издатель 
Российский
НИИ культурного
и природного
наследия
им. Д.С.Лихачева

Учредитель

Российский
институт
культурологии. 
C 2014 г. – Российский
НИИ культурного
и природного наследия
им. Д.С.Лихачева

Свидетельство
о регистрации
средства массовой
информации
Эл. № ФС77-59205
от 3 сентября 2014 г.
 
Периодичность 

4 номера в год

Издается только
в электронном виде

Регистрация ЭНИ
№ 0421200152





Наш баннер:




Наши партнеры:




сайт издания




 


  
© Российский институт
    культурологии, 2010-2014.
© Российский научно-
    исследовательский институт
    культурного и природного
    наследия им. Д.С.Лихачева,
     2014-2017.

 


Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов.
     The authors’ opinions expressed therein are not necessarily those of the Editor.

При полном или частичном использовании материалов
ссылка на cr-journal.ru обязательна.
     Any use of the website materials shall be accompanied by the web page reference.

Поддержка —
Российский научно-исследовательский институт
культурного и природного наследия им. Д.С.Лихачева. 
     The website is managed by the Russian Scientific Research Institute
     for Cultural and Natural Heritage named after D.Likhachev